четверг, 21 ноября 2013 г.

Все хорошо, прекрасная маркиза!

Да, все у нас хорошо, пока не доходит до...

- одевания и вообще сборов. Только через девять месяцев после рождения Максима, мы научились собираться втроем - Лада, Макс и я - практически без криков. Я имею в виду Ладины и мои крики, Макс-то, понятно, орет непрестанно, "все детишки не любят одеваться". То есть примерно 9 месяцев ушло на то, чтобы выработать и закрепить систему одевания, при которой одетая Лада надевает куртку, пока одетая я быстренько запихиваю орущего Макса в комбинезон.

При этом Лада всегда одевается с боем.
Е-мое, я вообще не знаю, как делать правильно. Как ни сделаешь, все не так. Все запрещать нельзя, все разрешать нельзя, а золотой середины я не вижу вообще, потому что стоит дать хоть одно послабление, эти дети сразу садятся на шею.
Я признаюсь, никогда не запрещала Ладе выбирать себе одежду. Я решила так для себя: все равно после трех лет детям практически все запрещается, ну дам ей один маленький просвет. Хочет дома походить принцессой, ну пускай походит. Я просто помню себя, если не в четыре, то в шесть лет. Мне так же, как и ей, хотелось длинные волосы, красивые платья, и я заворачивалась в тюль, представляя себя золушкой. Ну почему, думала наивная я, я должна ей запрещать то, о чем сама когда-то мечтала? А потому, что ребенок не понимает границ! Один, два раза я разрешила - все! Теперь она не понимает, что это платье - для садика, это - для дома, это - для утренника.
Брюки она не признает, хорошо еще хоть зимние штаны без проблем надевает. Но чтобы летом Лада пошла куда-то в шортах или штанах - об этом я и не мечтаю!
Цвет - исключительно ярко-розовый. Отсутствие ярко-розового можно компенсировать обилием рюшей и кружавчиков. Боже, когда ей будет четырнадцать и она заделается готом или эмо каким-нибудь, я ей обязательно это покажу!
На голове обязательно что-нибудь должно быть. Уже какой-раз она просит меня: "Мама, а можно я останусь в шапке?" Эти попытки злостно мной пресекаются. Никаких шапок. Хватит и того, что она по дому ходит в пеленке ("Это мои волосы"), и заходящие за солью соседи задают лишние вопросы.
Вообще любая новая вещь сначала обнашивается дома. "Ну пожалуйста, ну чуть-чуть, я знаю, мне нельзя есть и рисовать, я буду аккуратно!"
Короче, вот оно, послабление! А теперь давай, мама, объясняй, где тут домашнее, а где на утренник!

- совместного похода в магазин.
Подумать только, каких-то пару месяцев назад Лада, собираясь писать Деду Морозу, хотела "Мыльные пузыри-меч, как у Алены с дачи", новую водолазочку с ягодками и еще конфет, что ли. Где те времена? Не знаю, что приключилось с ней за эти несколько недель! Теперь она хочет ВСЕ! Все, что видит! Все, что ее окружает! "Мама, я хочу! Мама, пойдем я тебе покажу, что я хочу! Мам, а ты мне купишь?.." У меня просто голова кругом от ее "хотелок". И капризы, капризы! Это опять кризис какой-то? Или способ привлечь к себе внимание? Самое обидное, что из веселой озорной девчонки она быстрыми темпами превращается в плаксу с вытянутой нижней губой. Чуть что не по ее хотению - в слезы, и не простые слезы, а нытье, которое выносит мне мозг!!!

- Ну и самое интересное - это когда доходит до "коса на камень". То есть, когда наше мнение резко контрастирует с мнением Лады.
Например, задумал Сергей начать новую жизнь, каждый вечер проводить весело и интересно, гулять с семьей и заниматься спортом. У меня спросил, а у Лады нет. "Идем гулять?" - "Идем!". А Лада: "Мне это неинтересно"-. И что делать? Заставлять? Уговаривать? Чем-то заинтересовать? ("А что папа тебе сказал? - "Ну там кафешка, шашлык, площадка... Но мне это как-то... не особо!")

Или еще пример. В бор мы всегда ходим одной дорогой. Заходим в калиточку и налево, мимо мусорки (ну да, у нас прямо в бору мусорный бак, такая вот российская действительность), мимо тренажеров, к детской площадке. А по правой стороне круга мы обычно не ходим - Лада никогда не соглашается, и я не настаиваю. И вот в один из вечеров, часов в 9, когда уже совсем потемнело, мы собираемся из бора домой. И муж говорит: "А пойдемте сегодня там (ну, по правой стороне)". А Лада: "Нет, я там не пойду". И муж, абсолютно забыв, что Лада - его дочь, и что ей уже четыре года, говорит: "Ну и иди!". И она чешет!
Я внутренне напрягаюсь, потому что реально темно, и потому что я знаю - она не отступится, дело даже не в принципе, просто она такая, ну папина дочка. А муж: "Сейчас она испугается и повернет." Ага, как же. Чешет и чешет, по ночной дороге, "под светом слабых фонарей".
Тут я вижу, что муж тоже внутренне напрягся, и вместе мы решаем в уме сложную проблему: как ее догнать, не потеряв лицо. Я шифруюсь за деревьями и наблюдаю, как она спокойно идет, навстречу ей разные темные личности, а ей хоть бы хны. В конце концов, я догоняю ее на повороте, говорю, что мы пришли раньше и пошли ее искать, и все, слава Богу, заканчивается благополучно. Но это было круто. Теперь я понимаю, что говорить ей: "Собирайся быстрее, а то ты остаешься дома" абсолютно бесполезно. Она ответит: "Ну и останусь, мне тут интереснее". И останется. А я буду, как дурочка, под дверью ее плач караулить.
Вот так как-то. Растет ребенок, и чем дальше, тем страшнее.

Комментариев нет:

Отправить комментарий