вторник, 17 апреля 2012 г.

Узбекистан 2012. День пятый.


Самарканд
 В Узбекистане люди обычно встают очень рано, поэтому никому, кроме нас, не составило труда встать в полшестого, чтобы пойти встречать рассвет на площадь Регистан.
Площадь была пуста, и мы вчетвером приготовились наслаждаться видом солнца, поднимающегося над медресе «Шер-Дор». Почти сразу к нам подошел полицейский и «показал один секретчик» - рассказал о секретном бизнесе: пропускать туристов на вершину минарета. 
Умар и Дильшан остались внизу, а мы не могли упустить такую возможность.


То, что мы пережили тогда, встречая рассвет на крыше древнего медресе, трудно описать словами. Мы сидели обнявшись и смотрели, как медленно из-за горы поднимается солнце.
 
 
 
 
 
 Площадь Регистан в Самарканде – одно из красивейших мест в Узбекистане. Это чистая гармония – забросайте меня камнями за клише, но по-другому не скажешь.
Нечеткая симметрия и кажущаяся простота делают ее настолько красивой, что хочется замереть на несколько мгновений и впитать в себя частицу этой гармонии. Чтобы больше не говорить витиевато, избегать украшательств и сложных форм, а стараться достичь красоты лаконичностью, простотой и симметрией. Жить просто и правильно. Вот чего хочется, когда стоишь посреди Регистана.
И я снова вижу перед собой прямые линии медресе и мечетей, стройные минареты, украшенные голубой керамикой и майоликой. Это прекрасно.        

 Перед медресе Шер-Дор – надгробный камень. Под ним захоронен мясник, который 17 лет, пока строилось медресе, кормил мясом строителей 2 раза в день, за свой счет.
фото отсюда
 Кстати, современные мясники и торговцы открывая свое дело, в первую очередь приезжают сюда, чтобы поклониться мяснику.

 Нам надо было поменять деньги и поесть – поэтому мы отправились на рынок. Вот это настоящий восточный базар: с криком, ароматом пряностей, ярким солнцем, слепящим глаза. Я потом все ждала, что увижу настоящий базар в Бухаре, с коврами и ручной работой. Но это оказалось обманом. Вся ручная работа теперь для туристов. Настоящее – оно здесь, в центре Самарканда, когда основной рынок закрыт, потому что мы опять попали то ли на ремонт, то ли на санитарный день, и все торговцы на улице, кричат, зовут, предлагают помидоры покраснее и пряности поострее, торгуются до последнего.
И самса, которую мы взяли в чайхане, спрятанной внутри двора – не для туристов, сразу и не догадаешься, где она – вот самса так самса! Тает во рту. Сравнивать ее с московской было бы кощунством. Я ее до сих пор вспоминаю и испытываю гастрономический оргазм. Это что-то невероятное.

Сын хозяина этой чайханы работает в Москве и делает шаурму. Интересно, она вкусная?

И мы пошли гулять по Самарканду. От красоты рябит в глазах. Вернулись на Регистан. Зашли в мечеть Биби-Ханум.
 

 Есть прелестная легенда, связанная с этой мечетью.
Биби-Ханым была любимой женой Тимура и самой прекрасной женщиной его гарема. Когда Тимур уехал в один из походов, ей пришло в голову сделать ему подарок и, заодно, увековечить своё имя – построить грандиозную мечеть, которая бы своими размерами, великолепием и убранством превосходила все существующие постройки.
Работа закипела. Руководить работой поставила молодого зодчего, и тот, очарованный красотой царицы влюбился в неё. И вот мечеть уже почти выстроена, остаётся лишь одна огромная портальная арка. Всё чаще посещает постройки Биби-Ханым и торопит архитектора. Но тот не спешит: он знает, что не увидит больше её, как только исполнит поручение.Тем временем Тимур шлёт весть о скором своём возвращении. Биби-Ханым с нетерпением ожидает окончания стройки. Но дерзкий зодчий ставит условие: мечеть будет закончена, если царица разрешит себя поцеловать.
Царица разгневана; зодчий забыл, кто она такая? Но архитектор неумолим… Тогда Биби-Ханым решается пойти на хитрость: она приказывает принести яйца, раскрашенные в различные цвета. “Посмотри на эти яйца; с виду они все разные, внутри все одинаковые. Таковы мы женщины! Я подарю тебе любую из рабынь, которую ты захочешь”. На это зодчий приказал принести два бокала: один из них он наполнил обыкновенной водой; другой белым вином. “Я отвечу тебе. Посмотри на эти два бокала, с виду они одинаковые. Но если я притронусь к ним губами, то один обожжет меня расплавленным огнем, а другого я и не почувствую. Такова любовь!”.
А Тимур уже подходит к столице. Биби-Ханым вне себя от досады: так долго лелеянный и почти уготованный ею сюрприз своему супругу может не получиться. Царица не смеет допустить этого. К тому же, как гласит легенда, зодчий был молод и красив. Она соглашается на поцелуй. В последнее мгновенье царица попыталась заслониться ладонью. Но поцелуй был столь страстен, что жар его проник сквозь руку красавицы и оставил на ее щеке пунцовое пятно.
И вот Тимур въехал в столицу, его восхищённому взору представилась во всём блеске соборная мечеть – подарок любимой жены. Каково же было смущение Биби-Ханым, когда проницательный супруг углядел пятно на её щеке...
Увидев на лице Биби-Ханым след поцелуя, он впал в ярость. Биби-Ханым призналась во всем.
 Зодчего ждала смерть. Понимая это, поднялся он на один из минаретов только что построенной мечети вместе с учеником. Воины бросились туда, но, поднявшись наверх, встретили лишь ученика. «Где учитель?», -спросили его. «Учитель сделал себе крылья и улетел в Мешхед», — ответил тот…
А жене Темур сказал: "Забирай отсюда что есть ценного и уходи". Биби-Ханым приказала слугам поднять Темура  и нести за собой: "Ты - самое ценное, что есть у меня". Конечно, он ее простил. Но приказал с того времени всем женщинам прятать свою красоту от чужих глаз и ходить в парандже.
 В этой легенде мало правды. Да,старшую жену императора звали Биби-Ханум. Но к 1404 году, когда воздвигли мечеть, «красавице, очаровавшей зодчего» было около шестидесяти лет. Как следует из другой легенды, мечеть была построена по приказу самого Тимура после его триумфального возвращения из индийского похода. Мечеть была построена за рекордно короткий срок – 5 лет и действительно посвящалась любимой жене Тимура.
Огромное здание мечети, строившееся наспех, оказалось недолговечным и начало разваливаться уже в первые годы своего существования. В XVII веке состояние мечети было настолько угрожающим, что правитель Самарканда Ялангтуш-бий решил соорудить новую соборную мечеть на площади Регистан. Землетрясения ускорили процесс деформации и разрушения куполов и увеличили угрожающие трещины арок. Землетрясением 1897 года была разрушена значительная часть отделанного мрамором портала главного входа. В результате от монументального, целостного по своей композиции сооружения остались лишь руины.
 Сережа попробовал состав рукой - сыплется, как песок. В те времена прочности добивались только толщиной стен. 
 
Дошли до мечети Азрет -Хызр, расположенной на самой высокой точке Самарканда. 

Спустились к комплексу Шахи Зинда.

Площадь Регистан – это для Сережи, любителя гармонии и простоты. А мне нравятся закоулочки, повороты, которые никуда не ведут, простые деревянные двери,  открыв которые можно найти сокровища, гробницы, окутанные легендами. Шахи Зинда – это для меня. 
 
 
 Поднимаясь, считали ступеньки: Умар уверил, что сколько раз ни пересчитывай – никогда не получится одинаковое число. Ой, только не надо брать Серегу на слабо. Пришлось 3 раза спускаться и подниматься. Каждый раз получилось 36. Потом выяснилось, что легенда звучит так: только человек с чистым и открытым сердцем сможет с первого раза их правильно сосчитать. Хорошо.
 Для любителей гулять по кладбищам комплекс Шахи Зинда – это находка. Это ведь тоже кладбище, только мусульманское. Голубая майолика отражается на солнце, ступеньки, дорожки, мемориальные комплексы – не соскучишься.
 
 
 Некоторые мечети – действующие. Когда идет молитва, надо сесть. Необязательно молиться, но нужно чтить чужие традиции. На самом деле те мусульмане, которых я увидела в Узбекистане, мало отличаются от нас. Я хочу сказать, они не навязывают свою веру, как христиане часто думают о мусульманах, а довольно терпимы. Но это сложные вопросы, не терпящие обобщений.
На обратной дороге купили сувениры (всегда торгуйтесь!!! Мы впятером насели на бедную женщину-продавца, и с 80 т сум сбили до 60!).
Прошли пешком к мавзолею Гур-Амир – месту захоронения Амира Темура.

Тамерлан хотел, чтобы его похоронили в Шахрисабзе, в скромном склепе, но судьба распорядилась по-другому. Амир Темур был похоронен в Самарканде, под роскошной нефритовой плитой. Рядом с ним покоятся его потомки. Что мне понравилось – самое большое надгробие (и очень красивое) принадлежит его учителю Мир Сайиду Барака, в ногах у которого Темур и хотел быть похоронен.
 Это очень показательно для всей культуры Узбекистана. Даже сейчас профессия учителя – очень уважаема и довольно высоко оплачиваема в Узбекистане (учительница младших классов в среднем зарабатывает ок. 15 тыс.рублей=400 евро. Это очень даже неплохо по сравнению с другими зарплатами).

Нагулялись мы, конечно, пришли и упали.
А вечером пошли в цивильное кафе – для туристов. С коврами, расписными стенами, кальяном.
 Научили Дильшан и Умара курить кальян. Так смешно – мы учим узбеков курить кальян!
В общем, замечательно мы провели время в Самарканде.

Комментариев нет:

Отправить комментарий